Персональные сборы

На момент написания данного текста, прошло всего 18 дней после того, как Евгений Червинский вышел на свободу. Сейчас он находится в лагере для беженцев и нуждается в помощи на адаптацию, лечение зубов, аренду жилья.

После моего освобождения, первый заместитель начальника РОВД сообщил мне, что если раньше им мешал закон, то сейчас он может устранить меня и всю мою семью всеми незаконными способами. В связи с этим, нашей семье пришлось экстренно уехать из Беларуси.

Находясь в Беларуси, Ирина Долидович была подвержена преследованию со стороны силовых структур, что побудило ее уехать вместе с несовершеннолетними детьми в Польшу. Там семья смогла приобрести международную защиту, однако сейчас оказание помощи было приостановлено. Семья будет благодарна поддержке, чтобы выйти из трудного положения.

В первый день войны предприниматель Александр пожертвовал свои средства на поддержку ВСУ. После этого его задержали и осудили за «финансирование терроризма». Сейчас Александр вынужденно находится в другой стране и нуждается в помощи на адаптацию для себя и своей семьи.

В этом году, в возрасте 54 лет, я была вынуждена экстренно покинуть Беларусь, чтобы сохранить свою жизнь. В декабре 2022 года подверглась репрессиям за протестную деятельность и была незаконно осуждена.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Моя семья пострадала от режима. Вместе с мужем, я была задержана по статье 342.1, после — отбывала наказание в РНПЦ Психического здоровья на принудительном лечении. Меня уволили за то, что нахожусь в списках МВД как «экстремистка».

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

25 февраля я был осужден за публичное оскорбление сотрудника и приговорен к 2 годам ограничения свободы с направлением. У моей жены инвалидность и она нуждается в ежедневной помощи. За время, что я нахожусь в неволе — у жены насобирались очень большие долги.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

По возвращению из колонии, меня ожидали новые трудности: в доме была взломана входная дверь, которая не подлежит ремонту. В квартире была выведена из строя и разбита сантехника. На работу, как экстремиста, не принимают.

Я являюсь общественно-политической активисткой и мамой, воспитывающей ребенка в одиночестве. Из-за преследований и притеснений, была вынуждена покинуть страну вместе с ребенком, где получила международную защиту. Теперь нужно оплатить аренду и сделать медосмотр — МРТ головного мозга.