Персональные сборы

В 2020 году я выходил на все мирные акции протеста после сфальсифицированных президентских выборов. Имел активную гражданскую позицию среди своих близких знакомых и товарищей. В июне 2022 года меня осудили на 3 года «химии» с направлением по статьям 364 и 369 за безобидные комментарии.

Вадима Гулевича задержали и поместили в СИЗО КГБ г. Минска 28 июня 2021 года. Там он находился вплоть до 6 декабря 2022, потом его перевели на Володарского. У Вадима из родственников только мама и бабушка, и для того, чтобы поддержать своего сына и внука в период заключения — они нуждаются в помощи.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Я являюсь бывшей политзаключенной, которой, помимо срока заключения, на суде был выставлен большой штраф. По освобождению я стала сталкиваться с большими проблемами в трудоустройстве: меня не берут на работу из-за неуплаченного штрафа, а также — в силу возраста (57 лет).

Два года назад меня, Павла Сахарчука, осудили по «политическому делу», однако даже после моего освобождения — давление на нашу семью не прекратилось. Мы были вынуждены бежать от репрессий вместе с женой и дочерью в Белосток, взяв с собой лишь самое необходимое.

Я — врач, активный представитель честных выборов. 8.12.22 была задержала сотрудниками ГУБОП и ОМОН за оскорбление президента, терроризм и участие в несанкционированных митингах. Пришлось эвакуироваться из Беларуси.

Дмитрий Сосновский был задержан 1 июля 2021 г. за «покушению» на Г. Азаренка и по другим статьям. Следствие длилось почти 1.5 года, после чего Дмитрию дали приговор — 20 лет колонии и штраф в размере 700 базовых величин.

История нашего семейного протеста началась с августа 2020 года. Тогда мы не смогли смириться с несправедливыми результатами выборов и стали участвовать в протестном движении района и города.

18-летний ветеран это Глеб. Вместе с братом он стал жертвой репрессий в Беларуси и еще несовершеннолетним сбежал от карателей в Польшу. Едва Глеб получил убежище, как началась полномасштабная война в Украине. Сразу после того как Глебу исполнилось 18 лет, он пошел на войну против российских оккупантов.

Денис Гурецкий — бывший политзаключенный, которого задержали в мае, так же, как и сестру его жены. В августе их обоих приговорили к домашней «химии» за участие в событиях 2020 года, и они покинули страну. Сейчас ему и его семье нужна помощь для обустройства жизни в новых условиях.

Меня зовут Артем Новиков и я оказался одним из тех, кто был вынужден бежать из своей страны в связи с политическим преследованием. Я боролся за свое право быть несогласным с тем, что происходило и происходит в стране. Сейчас мы с семьей вынуждены обратиться за поддержкой для легализацией нашего нахождения в стране ЕС.

Волонтер Антон Сташевский помог огромному количеству людей, теперь настала пора нам помочь ему. В семье Антона двое маленьких детей. Средства нужны для покрытия затрат на базовые потребности семьи, помощь в сборе передач, лекарства и иные вещи первой необходимости.

С августа 2020 года я принимала активное участие в маршах против захвата власти в Беларуси. В ноябре 2020 года была осуждена вместе с подругой за фото в инстаграм с национальным беларуским флагом, погасила штрафы и продолжила «жить» в Беларуси.

Я являюсь бывшей политзаключенной. Меня освободили больше года назад, однако в течение года я была вынуждена переживать политическое преследование со стороны милиции, что побудило меня покинуть Беларусь.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Я являюсь основателем и руководителем одной из протестных групп ВКонтакте в Витебске. Был задержан сотрудниками милиции, которые забрали у меня телефон и оказывали моральное давление. Мой проект освещал текущее положение в стране, нелегитимную власть, их незаконные действия и ТГ.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Моя дочь была осуждена в октябре 2022 года за участие в беларуском протестном движении 2020 года. Суд приговорил её к 1,6 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии, а в это же время «Минсктранс» выставил иск о взыскании штрафа на огромную сумму.

Екатерина Марецкая является активисткой протестного движения медиков и волонтёркой. Из-за начавшейся скрытой мобилизации, была вынуждена покинуть страну, так как имеет воинскую обязанность по медицинской специальности. Нуждается в финансовой помощи для аренды жилья в Польше.

С 2020 года мы являемся активистами, участвовали во всевозможных протестах и акциях. Были вынуждены скрываться от политического преследования в России. Сейчас, когда это предстало невозможным, нуждаемся в помощи для экстренной релокации.

Меня зовут Денис Шматко, я — волынщик, и вчера мне поставили диагноз «тромб подмышечной вены». Это значит, что если не вылечить заболевание — последствия могут остаться на всю жизнь. Возможно, придется перестать играть на волынке, чего мне очень не хотелось бы.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Отбыв наказание и вернувшись домой, ко мне пришло понимание, что существовать после СИЗО очень трудно, потому что тебя больше никто не помнит. Состояние здоровья требует лечения, денежный долг государству ставит тебя в условия постоянной пытки.

На протяжении 3-х месяцев я являлся волонтером полка Калиновского. Через время, вернувшись в Варшаву — получил травму ноги, что лишило меня возможности работать. Нуждаюсь в поддержке для того, чтобы получить необходимую медицинскую помощь.

Лето я провел в СИЗО г. Гродно, где отбывал срок наказания по ст. 368 ч. 1. На меня было заведено дело из-за татуировок, в которых сотрудники правоохранительных органов прочли «оскорбление президента». Дело было закрыто по сроку давности совершения преступления.

В августе 2020 г. после сфальсифицированных выборов и жестоких разгонов протестующих, я не смогла молча наблюдать за происходящим, выходила на марши-протесты, участвовала в различных перформансах и акциях.

Находясь в Беларуси, мы не можем дать о себе много информации, но верим, что люди понимают, что да как с нами происходит. На данный момент мне сменили наказание на домашнюю «химию», но мы с женой держимся, так как нас осудили вдвоем. Мне изменили наказание, потому что я стал инвалидом второй группы.

Я работала учительницей и не скрывала своей гражданской позиции, из-за чего подвергалась политическому давлению и была вынуждена экстренно покинуть Беларусь. Сейчас я нуждаюсь в помощи для обустройства жизни в другой стране.

Я, Бондаренко Сергей, был вынужден покинуть территорию Беларуси, так как против меня возбудили дело за «распространение экстремистских материалов». Мое «преступление» заключается в том, что я выложил в Facebook трагическую для меня весть о смерти моего двоюродного брата Василя Парфенкова-Сябро, воевавшего в полку Калиновского.

Виктория — беларуская активистка и культурная менеджерка. Когда началась война, Вика активно помогала Украине в Грузии, но у нее случился срыв, и она попала в психиатрическую клинику с тревожным расстройством.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Найдя фото с протестов 2020 года, детского хирурга подвергли репрессиям: штрафу и увольнению с работы. Андрей Васильевич (настоящее имя скрыто для безопасности) спасал жизни детей, а теперь, по причине так называемого «незаконного пикетирования» — был лишен возможности продолжать дело своей жизни.

Я являюсь политзаключенным, которому пришлось бежать из Беларуси от репрессий. Вместе с семьей мы оказались в Польше, где сейчас переживаем период адаптации: поиск трудоустройства, оформление документов, устройство детей в школу.

В августе 2020 я участвовал в митингах против сфальсифицированных выборов и в цепях солидарности. В апреле 2022 года был осужден на 2,5 года «химии» за свою гражданскую позицию. При вынужденном переезде влез в долги и практически лишился средств на существование.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Как и многие беларусы, я неоднократно была задержана, потеряла работу, прошла через обыски, и так по кругу. Я стремлюсь уехать и продолжать бороться, но уже в безопасном месте, так как репрессии усиливаются и оставаться в Беларуси для меня — небезопасно. Знаю, что окажусь полезной на свободе и буду очень благодарна любой помощи.

Меня зовут Алексей Мохнач и с 2012 года я болею слабо излечимой аутоиммунной болезнью Крона. Сейчас, после пройденных репрессий, в моем организме наблюдается ремиссия, которая требует медицинского внимания, чтобы не допустить онкологии толстого кишечника, сильного упадка сил, упадка железа в крови и артралгии (болей в суставах). Нуждаюсь в лечении.

Из-за репрессий, наша дочь родилась недоношенной, весом всего 1800 грамм, и сейчас имеет особенности психофизического развития. Под вопросом стоят диагнозы ДЦП и поражение головного мозга. Для того, чтобы точно узнать, в чем проблема — необходимо срочное МРТ головного мозга в больнице под наркозом.

17 октября были вынесены ужасающие своей жестокостью и необоснованностью приговоры по так называемому «делу Автуховича». О бесчеловечности беларуских судов известно давно, но здесь она достигла предела, потому как судьи предъявили самые большие сроки за историю репрессий.

Семья политзаключенного Сальмоновича Дениса нуждается в поддержке. Денис был задержан 4 октября 2021 года, а сейчас — признан террористом. Суд приговорил активиста к 10-ти годам усиленного режима и штрафу, а также — предъявил гражданский иск в размере 33 000 руб.

Я работал видеооператором в команде Сергея Тихановского, что сделало мое нахождение в Беларуси опасным и вынудило к срочному переезду. Сначала вместе с семьей мы обосновались в Украине, однако перед войной приняли решение уехать, и во время второго переезда у меня родился ребенок.

6 октября 2022 года в Минском областном суде был вынесен вынес приговор по «делу БелаПАН» — старейшего независимого информационного агентства Беларуси. «Судья» Вячеслав Тулейко приговорил к 4 годам лишения свободы в колонии общего режима директора — главного редактора БелаПАН Ирину Левшину и к 14 годам усиленного режима бывшего заместителя директора Андрей Александрова. Андрей также оштрафован на 1000 базовых величин (32 тысячи рублей).

26 сентября при выполнении задания погиб боец беларуского полка “Погоня” гомельчанин Алексей Вещевайлов, с позывным «Жнец». Это большая потеря не только для Беларуси, но и невосполнимая утрата для его семьи.

Я был задержан 10 апреля 2022 года, а вернее — просто украден из жизни без объяснения причин. Получил 15 суток якобы за «сопротивление», эти дни провел на Окрестино в ужасных условиях. Потом перевели в СИЗО-1, где я пробыл 3 месяца, а позже состоялся суд, где мне присудили 3 года поселения.

С октября 2021 года по май 2022 года я провела в СИЗО по политической статье, первые 10 суток — на Окрестино, в самых жутких условиях. Дочь была под опекой. После суда, на котором дали 3 года домашней «химии» — столкнулись с обязательной выплатой опеки почти в 2000 р.

В ноябре 2021 года я была арестована за участие в акциях протеста, после чего я находилась в СИЗО, а далее —меня уволили с работы. Суд назначил приговор по 342 статье — 3 года домашней «химии». Моя дочь учится на платном в университете, и имеющихся средств не хватает на полное обеспечение жизни.

После событий 2020 года я была подвержена политическому преследованию со стороны руководства учреждения образования, а в последующем времени — уголовному преследованию за оскорбление представителя власти.

Я, Тысев Виталий, нуждаюсь в помощи на срочное проведение серьезной медицинской операции. После избиения меня в 2020 году в РУВД г. Столбцы 9 августа, мое заболевание, связанное с травмой позвоночника, начало прогрессировать и на данный момент все движется к параличу.

Борьба беларуского народа — это был важный выбор для каждого. Мы с женой сделали правильный выбор перед Богом, Беларусью и своей совестью. За это пришлось заплатить самым дорогим: родным домом, семьей, страной, и стать покинутыми за границей, не имея возможности вернуться.

В 2021 году моя жизнь и жизнь моей семьи разделилась на «до» и «после». Я была подвергнута психологическим и физическим пыткам на Окрестина, после которых мне пришлось бежать из страны. Теперь политическим репрессиям и давлению подвергаются мои родители.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

С августа 2020 года я активно участвовал в протестах в Минске и не боялся находиться в самых горячих точках ради свободы беларуского народа. За это меня арестовали и посадили сначала в тюрьму, затем — на «химию».

6 июня 2022 г. начался закрытый суд по уголовному делу в отношении активистов группы «Буслы ляцяць». Сейчас Алексею Иванисову, Алексею Гамеза, Андрею Будай, Николаю Библису, Александру Сидоренко и их семьям нужна поддержка в оплате услуг адвоката и передачах.

Я был вынужден бросить обучение в университете и покинуть Беларусь из-за преследования по политическим мотивам. Против меня было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 361-1 УК РБ, которая предусматривает до 6 лет лишения свободы, за подписку на телеграмм-канал «План Перамога».

С августа 2020 года Рогач Виталий занимал активную гражданскую позицию. В сентябре 2021 оставил комментарий по «делу Зельцера», после чего был задержан. По истечению года пребывания в заключении, Виталию был вынесен приговор — 2,5 года общего режима и 200 базовых величин штрафа.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

В 2020 году, стремясь отстоять свой голос и голос большинства беларусов — я была задержана по статье 23.34. После этого меня ожидали суды, штрафы, повторное задержание, СИЗО и конечный приговор: два года домашней «химии».

6 сентября в Минске огласили приговор сразу десяти политическим заключённым, фигурантам дела «Революционного действия». В общей сложности тюремное заключение десяти обвиняемых, по планам пособников Лукашенко, составит 94 года.

Я — бывшая политзаключенная, которая была задержана в конце прошлого года вместе с дочерью по ст. 342. На протяжении 10 дней мы содержались в адских условиях на Окрестино, а затем были переведены в СИЗО-1, где пробыли в заключении три месяца. Весной состоялся суд, на котором нас приговорили к «домашней химии».

Мой близкий человек был осужден по статьям 130 и 369 на 4 года колонии. Я оплачивала услуги адвоката, и в общей сложности потраченные средства насчитывают более 17 000 белорусских рублей, плюс компенсация морального вреда потерпевшей в размере 1500 белорусских рублей. Прошу помочь в компенсации средств, оплаченных адвокату.

Наша семья была вынуждена покинуть Беларусь после ареста мужа и отца, на которого было заведено уголовное дело по ст. 342 УК РБ. Мы старались посещать все акции протеста вместе с детьми, и потому, после задержания мужа — суд начал работать над заведением уголовного дела против меня.

Наша семья была вынуждена срочно выехать из Беларуси в Польшу из-за угрозы изъятия детей из семьи и уголовного преследования. Нуждаемся в поддержке для того, чтобы начать жизнь с самого начала.

Меня зовут Александр Гречишников и я являюсь незарегистрированным кандидатом в Президенты Республики Беларусь в 2020 году. Находясь в Беларуси, на меня оказывалось политическое давление, после которого я был вынужден экстренно уехать в другую страну.

Несмотря на то, что в моей жизни была любимая работа, дом и семья — я был не согласен мириться с отношением государства к беларусам, с постоянным враньем и бездарным руководством. Мне пришлось пережить пытки, суды, обыски, допросы и, в конечном счете — эмиграцию.

Мой сын, Ивашин Денис Евгеньевич, был задержан сотрудниками КГБ 12 марта 2021 года. За несколько дней до задержания, Денис опубликовал расследование о бывших сотрудниках украинского спецподразделения «Беркут», которых взяли на службу в беларуские силовые структуры.

Я являюсь беларуским беженцем в Украине. Из-за горячей фазы войны я не смог своевременно пройти реабилитацию, что вызвало осложнения с восстановлением кровеносной системы, тромбоз, варикоз и частичную утрату чувствительности ноги. Сейчас я также нуждаюсь в оформлении прописки.

Меня зовут Диана и в 2020 году, вместе со всей семьей, мы включились в политическую жизнь, а с 10 августа участвовали во всех протестных акциях. В этом году мы были вынуждены бежать от репрессий, но так случилось, что выехать в Грузию удалось только мне.

Меня зовут Оксана Касперович и я являюсь бывшей политзаключенной. После моего освобождения стало невозможно устроиться на работу, потому как меня внесли в «список террористов» КГБ РБ, в результате чего блокируются любые счета в любом банке, в том числе и зарплатная карта.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Как и многие беларусы, в 2020 году мы с мужем принимали активное участие в протестном движении. За участие в двух маршах, мужу присудили 1,5 года колонии и лишили бизнеса, а мне предъявили два года «домашней химии» и уволили с работы. В нашей семье два ребенка, которые нуждаются в поддержке.

Наш шестнадцатилетний сын Никита Золоторев прошел все круги ада после выборов 2020 года. Пытки и издевательства продолжаются по сей день, и недавно сына вновь осудили. Мы, его родители, находимся в бедственном положении и практически не можем ему помогать.

Меня зовут Виталий и с 16 февраля 2022 года моя жизнь и жизнь моей семьи превратилась в ад. За это время я прошел через Окрестино, Жодино, СИЗО на Володарского, а недавно состоялся суд по ст. 369, на котором я получил приговор, штраф и иск.

Я — молодой парень, который в первый раз в жизни оказался в столь сложной ситуации. Недавно меня осудили на три года «химии» за участие в протестных акциях 2020 года.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

После начала событий 2020 года, мой муж активно участвовал во всех мирных маршах, выполняя гражданский долг и отстаивая права своей семьи. Проявив себя мужественно, заступившись за человека и дав отпор властям, сейчас он отбывает наказание сроком на 5 лет.

В 2020 году, вместе с беларусским народом, я активно выражала свою гражданскую позицию, за что была задержана трижды и осуждена на выплату штрафов. В 2021 году меня осудили по уголовному делу, я отбыла свой срок в тюрьме, однако после освобождения мою семью не оставили в покое.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Меня зовут Яна и мне 26 лет. С августа 2020 года я активно принимала участие в мирных акциях, на одной из которых была задержана и арестована на 10 суток. Спустя год ко мне домой ворвались сотрудники ГУБОПиК и вновь задержали меня на 10 суток, после чего — осудили по статье 342 ч.1 на 3 года «химии» с направлением в ИУОТ.

Меня зовут Костевич Руслан, мне 19 лет. Будучи беларусским солдатом, я ушел с украинской границы для того, чтобы избежать участия в военном конфликте, за что на меня возбудили уголовное дело по статье о дезертирстве. Сейчас я нахожусь в Грузии и нуждаюсь в помощи на период обустройства.

Меня зовут Паша, я — беларуский активист, который на протяжении трех лет был волонтером НГО «Радислава», но по политическим причинам был вынужден уехать из Беларуси в Украину. Оттуда меня выгнала война и я оказался в Польше.

Ни для кого не секрет, что за неприятие иного мнения — множество здравомыслящих беларусов уехали из родной страны, расставшись с домом и родными людьми. Я нахожусь в их числе и уже год не нахожусь дома из-за начавшегося на меня политического давления.

В августе 2020 года я активно принимал участие в протестном движении, после чего, в октябре 2021 года, меня забрали. Освободили из-под стражи в марте 2022 года, и я поехал отбывать наказание на «химию». Мои родные и близкие не могут все время поддерживать меня финансами, и сейчас я нуждаюсь в помощи для поддержания жизни на время заключения.

Меня зовут Илья Лобацевич, я — бывший политзаключенный, который принимал активное участие в протестном движении. Однажды, находясь на протесте вместе с мамой — я встал на ее защиту, после чего был задержан. Меня осудили на 1,5 года, и, после освобождения из места заключения — мною было принято решение покинуть Беларусь.

Мой брат был в группе по освобождению острова Змеиный, а сейчас он мужественно сражается в рядах ДПСУ (Державна прикордонна служба України), защищая Украину от путинской агрессии. Для выполнения военных заданий, брат нуждается в приобретении специальных активных наушников.

Наша семья активно участвовала в акциях и различными методами пыталась внести свой вклад в протестное движение. Гражданская позиция стала причиной для оказания на нас политического давления. Пережив ИВС, СИЗО, суд и приговор к «химии с направлением» — мы покинули Беларусь.

Меня зовут Давид, я — беларус, который недавно вернулся из Украины. После пережитых событий, уже больше трех месяцев я работаю с психотерапевтом, но, к сожалению, мое состояние ухудшилось и сейчас у меня клиническая депрессия, а также была попытка суицида.

Меня зовут Татьяна Мацулевич, я — молодая мама, которая была вынуждена экстренно покинуть Беларусь вместе с маленьким ребенком. После побега моего мужа Алексея с места заключения, на меня стало оказываться политическое давление и угрозы.

Сергей, близкий друг и коллега правозащитников разных стран, уже больше года борется с тяжелым течением болезни. Сейчас экстренная помощь нужна для оплаты лечения в специализированной больнице в Турции.

Мы, Наталья и Александр, с июня 2020 года старались участвовать во всех акциях и протестах, за что нам пришлось пережить репрессии, задержания и политическое давление. Для того, чтобы остаться на свободе — мы решили уехать из страны.

Меня зовут Владислав Лапло и 3 месяца назад я переехал в Польшу из-за оказываемого политического давления. Первый месяц я снимал жилье на средства, которые взял с собой, и одновременно искал работу.

Меня зовут Виталий Козловский, и, начиная со стелы 9 августа 2020, я ходил на марши и акции, как на работу. Во время Марша мира и независимости 30 августа 2020, я «засветился» на двух оперативных видеозаписях МВД, в том числе со сбиванием микроавтобуса.

Во время протестов в августе 2020 года, я был одним из тех, кто попал под самую сильную волну репрессий. Пережив пытки и избиения, я стал снимать побои, после чего меня ожидало политическое преследование. Сейчас я нахожусь в Польше и нуждаюсь в поддержке для обеспечения жизни.

После того, как в 2020 году мы с мужем активно выражали нашу гражданскую позицию — мы были в разное время осуждены и уволены с мест работы. Мы вместе имели стаж работы на одном предприятии 18 и 20 лет. Тщетно пытались отстаивать свои права в комиссиях по трудовым спорам.

Мы являемся многодетной семьей с семью детьми. Недавно в нашей семье случилось горе — главного кормильца забрали за комментарий в социальных сетях. Я нахожусь в декретном отпуске и получаю копейки, а детей необходимо подготавливать к школе.

После начала войны в Украине, мама и дочь, уехавшие из Беларуси из-за политического давления, — оказались в сложной ситуации. Сейчас они остаются в Украине и проходят лечение, однако лишились работы и средств для существования. Нуждаются в помощи для оплаты жилья, покупки лекарств и минимальных расходов на жизнь.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Меня зовут Яна, мне 30 лет, у меня трое маленьких детей: Аня, Пётр и Афина. Моего мужа задержали и осудили на один год колонии за комментарий в телеграм-чате. Со всеми трудностями я осталась одна: арендное жилье, ипотека на строящееся жилье, судебные издержки.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Мужчина, задержанный в августе 2020 года за участие в протестах, был приговорен к тюремному сроку. В настоящее время для того, чтобы выехать из страны после освобождения и наладить связь с близкими, ему необходимо выплатить немалый штраф. Возможность по трудоустройству для него ограничена из-за наличия судимости.

Меня зовут Юрий Нестеренко и я являюсь музыкантом и писателем. Мое активное участие в судьбе страны, выражаемое и через наблюдение за выборами, и через работу в независимых издательствах — повлекло за собой политическое давление и угрозу ареста. Выбирая свободу и безопасность, вместе с семьей мы были вынуждены экстренно покинуть страну.

Яна Пинчук — беларуская политзаключенная, которая была задержана 01.11.21. в Петербурге по запросу беларуских властей. Яна уже 8 месяцев находится в СИЗО в Петербурге, за это время генпрокуратура РФ удовлетворила запрос РБ о ее выдачи в Беларусь, а российский суд оставил в силе это решение.

По причине того, что на моих детей стало оказываться политическое давление, мы были вынуждены экстренно покинуть Беларусь. 5 февраля мы приехали в Польшу через Украину. Теперь, находясь в другой стране, мы нуждаемся в помощи для аренды жилья и покупки предметов первой необходимости.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Я являюсь гражданским активистом и во время выборов 2020 года состоял в инициативной группе Виктора Бабарико. За выражение своего мнения в комментариях телеграмм-каналов, мне пришлось пережить несколько обысков и нахождение в ИВС, после чего мне дали приговор — полтора года домашней «химии».

Военные из ВСУ до последнего вздоха стоят за свою Семью, за свой Народ, за свою Страну. Сейчас одна из групп военнослужащих остро нуждается в приобретении пикапа для выполнения боевых задач. Предыдущий автомобиль пострадал во время авиаударов.

Карина Потемкина — активистка из Солигорска, которая вынужденно покинула Беларусь в декабре 2021 года и остановилась в Буче, где застала войну. С начала военных действий, девушка стала волонтером местной рады в Буче, а в начале марта эвакуировалась во Львов, где продолжала оказывать волонтерскую помощь на другой платформе.

Меня зовут Константин Шульга и 15 декабря 2021 года я был задержан в собственном доме по статье 342 ч. 1 (нарушение общественного порядка и участие в несанкционированных акциях). До начала заключения я занимался лечением здоровья, которое значительно ухудшилось за время нахождения в карцере и СИЗО. Сейчас я нахожусь в Польше и нуждаюсь в помощи для продолжения лечения и обустройства в новой стране.

Дмитрий Вовк и Евгений Шкрабо погибли в автокатастрофе в Румынии 14 июня. Сейчас родственникам Евгения и Дмитрия нужны средства на похороны погибших, их родители перевезут их из Румынии в Беларусь. Жена и дети Дмитрия (6 и 9 лет) не могут вернуться в Беларусь из-за политических преследований. В результате блокировки их карт в Украине, потери мужа и отца они не имеют достаточных средств к существованию и нуждаются в поддержке в первое время.

В 2020 году я участвовала в митингах, активно выражала своё несогласие с насилием и беззаконием в Беларуси. В сентябре 2021 года меня приговорили к 1,6 году домашней химии по «хороводному делу». В апреле 2022 года, отбыв 7 месяцев домашней химии, мне пришлось нелегально бежать из страны из-за угрозы колонии.

Меня зовут Игорь Клещук и я являюсь политическим активистом и художником. Прячась от политических преследований, совершаемых со стороны кровавого режима Лукашенко — я был вынужден оказаться в Британии и просить убежище. На данный момент, мне необходима помощь в оплате адвоката.

Меня зовут Егор Судойдь, я — политзаключенный, который отбыл свой срок наказания по статье 342 ч.1. Во время участия в массовых протестах и за период нахождения в местах заключения, был нанесен ущерб моему здоровью и получены многочисленные травмы. На данный момент я занимаюсь восстановлением здоровья и лечением, в связи с чем нуждаюсь в медицинской поддержке.

Софья Сапега была задержана 21 мая 2021 г. в аэропорту Минск, при посадке самолета Афины – Вильнюс. С 21 мая 2021 года находилась под стражей, вначале в СИЗО КГБ, затем – под домашним арестом. 6 мая 2022 года осуждена по ст. 130 ч.3 УК РБ на 6 лет лишения свободы.

Моя борьба за свободную Беларусь стоила мне потерей должности и самое главное – разлуки с маленьким сыном. На удивление, мне удалось выиграть суды, но потом пошли угрозы. И мне пришлось уехать из Беларуси без ребёнка в другую страну и выстраивать свою жизнь самостоятельно.

Меня зовут Владимир, я — политический активист, который участвовал во всех акциях и протестах в Барановичах, а также являлся наблюдателем на выборах 17-го и 20-го годов. В августе 2021 года, после задержания моего брата, ко мне в дом пришли с обыском и отправили на допрос, где сказали «сидеть тихо и ждать». Выбирая свободу, я был вынужден экстренно уехать из страны.