Персональные сборы

На момент написания данного текста, прошло всего 18 дней после того, как Евгений Червинский вышел на свободу. Сейчас он находится в лагере для беженцев и нуждается в помощи на адаптацию, лечение зубов, аренду жилья.

После моего освобождения, первый заместитель начальника РОВД сообщил мне, что если раньше им мешал закон, то сейчас он может устранить меня и всю мою семью всеми незаконными способами. В связи с этим, нашей семье пришлось экстренно уехать из Беларуси.

Находясь в Беларуси, Ирина Долидович была подвержена преследованию со стороны силовых структур, что побудило ее уехать вместе с несовершеннолетними детьми в Польшу. Там семья смогла приобрести международную защиту, однако сейчас оказание помощи было приостановлено. Семья будет благодарна поддержке, чтобы выйти из трудного положения.

В первый день войны предприниматель Александр пожертвовал свои средства на поддержку ВСУ. После этого его задержали и осудили за «финансирование терроризма». Сейчас Александр вынужденно находится в другой стране и нуждается в помощи на адаптацию для себя и своей семьи.

В этом году, в возрасте 54 лет, я была вынуждена экстренно покинуть Беларусь, чтобы сохранить свою жизнь. В декабре 2022 года подверглась репрессиям за протестную деятельность и была незаконно осуждена.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Моя семья пострадала от режима. Вместе с мужем, я была задержана по статье 342.1, после — отбывала наказание в РНПЦ Психического здоровья на принудительном лечении. Меня уволили за то, что нахожусь в списках МВД как «экстремистка».

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

25 февраля я был осужден за публичное оскорбление сотрудника и приговорен к 2 годам ограничения свободы с направлением. У моей жены инвалидность и она нуждается в ежедневной помощи. За время, что я нахожусь в неволе — у жены насобирались очень большие долги.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

По возвращению из колонии, меня ожидали новые трудности: в доме была взломана входная дверь, которая не подлежит ремонту. В квартире была выведена из строя и разбита сантехника. На работу, как экстремиста, не принимают.

Я являюсь общественно-политической активисткой и мамой, воспитывающей ребенка в одиночестве. Из-за преследований и притеснений, была вынуждена покинуть страну вместе с ребенком, где получила международную защиту. Теперь нужно оплатить аренду и сделать медосмотр — МРТ головного мозга.

Инна Широкая — многодетная мама пятерых детей, воспитывающая их в одиночестве. Инна вынуждена была уехать от преследования режима после тюремного заключения, ареста имущества и получения статуса экстремистки #1712. Сейчас она нуждается в поддержке для построения жизни в другой стране.

Я — политзаключенная в вынужденной эмиграции, с двумя детьми 12 и 18 лет. Мой старший сын студент так же, как и я — не может вернуться в страну, из-за угрозы уголовного преследования. Я была независимым наблюдателем на выборах в августе 2020 и активно выражала свою позицию против диктатуры и войны в Украине.

Мы являемся многодетной семьей с семью несовершеннолетними детьми. Отца и мужа нашей семьи осудили по статьям 369 и 130 ч.1 по «делу Зельцера», дали огромный штраф и почти два года лишения свободы. Из-за необходимости выплаты штрафа, наша семья столкнулась с большими трудностями.

Вместе с семьей, мы были вынуждены бежать от режима в соседнюю страну. Жизнь в эмиграции — та ещё радость, за это время я серьезно думал что лучше тюрьма, но назад дороги просто нет. Знаю, что есть люди, которым хуже намного, чем моим детям, но мне больше негде обратиться за помощью.

После освобождения, Анна Вишняк, оставшись без рабочей техники (ноутбук, телефон) и вовсе без вещей, была вынуждена ретироваться с родины. Анна нуждается в поддержке для того, чтобы начать жизнь с нуля, а также — на реабилитацию здоровья после периода заключения (сильно разрушились зубы).

Алексей Головкин был задержан 3 декабря 2020 года. У него 2 группа инвалидности (гемофилическая полиартропатия), и, несмотря на сложный диагноз, — его осудили по 4 статьям УК РБ на 3 года колонии в условиях общего режима.

Меня зовут Андрей Туповский, вместе с женой мы являлись активными участниками протеста в Могилеве. На фоне психоэмоционального стресса, у моей жены стали появляться жалобы на периодическое «отключение сознания», ей был поставлен диагноз: генерализованное тревожное расстройство, неврастения, повторные синкопальные состояния в анамнезе.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

Мать троих детей, активистка «Европейской Беларуси», неоднократно принимающая участие в протестах 2020, отстаивая свой выбор жить в свободной и независимой Беларуси — попала под репрессии жестокого диктатора. 30 декабря была арестована, а спустя время её занесли в «список террористов».

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

После 2020 года за свою точку зрения и выражения мыслей я был уволен с государственного предприятия, и на протяжении года в отношении меня были вынесены приговоры по трем уголовным делам (ст. 369 УК РБ). В настоящее время моя семья испытывает большие финансовые трудности, в том числе — долги за штрафы.

Семья Дмитрия Кулакова вынуждена экстренно сменить жилье в другой стране и нуждается в помощи для аренды нового места проживания. Недавно маме Дмитрия было необходимо также срочно уехать из Беларуси из-за политических преследований.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

До заключения под стражу, наш сын жил и работал в городе Санкт-Петербург, однако по приезду в отпуск — его арестовали. До суда он находился под стражей, а 26 октября был признан виновным по ст 342.1, что привело к приговору к трем годам домашней «химии».

9 июля 2021 года была задержана Татьяна Островская, волонтёр. Татьяна носила передачи для политзаключенных в СИЗО-1 и отсылала передачи ребятам на «химию», что и послужило причиной уголовного преследования.

Меня зовут Илья Миронов, я являюсь волонтером и инициатором проекта «Пишите письма!». В связи с репрессиями, я был вынужден переехать в безопасное место, чтобы продолжить свою деятельность там, потому что в Беларуси мне грозила тюрьма и принудительное лечение.